Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

Такси для гостей города Пскова. Трансферы по Пскову и области. Встреча в аэропорту и ЖД вокзале г. Пскова. Доставка пассажиров в Санкт-Петербург.

 

Система Orphus


 

Не посрамившие земли Русской (страница 4)

Боярин Василий Федорович Скопин-Шуйский. Наместник государя Московского и первый псковский воевода. Послужной военный список у Василия Федоровича тянется еще со времен удачных ливонских походов Ивана Грозного. В 1576 году участвовал в походе царских войск против крымских татар. В 1577 году он был назначен первым воеводой сторожевого полка, некоторое время спустя руководил подготовкой обороны Новгорода Великого от шведов, а' в 1579-м был направлен первым воеводой и наместником в Псков. После псковских событий Василию Федоровичу еще не раз приходилось принимать участие в военных операциях русских войск. В 1589-1590 гг. он вновь был назначен воеводой в Псков. Умер В.Ф.Скопин-Шуйский в 1595 году.

Князь Иван Петрович Шуйский. Был назначен в Псков вторым воеводой и по чину уступал В.Ф. Скопину-Шуйскому, но именно он стал подлинным руководителем псковской обороны, именно на него Иван Грозный возложил всю ответственность за судьбу Пскова. Иван Петрович был потомком суздальско-нижегородских князей, ведущих начало от среднего сына Александра Невского - великого князя Андрея Александровича. Стремительной карьере этот князь был обязан исключительно благодаря своему полководческому таланту, за что еще в 1577 году получил чин боярина. Он прославился в войнах с крымскими татарами, во время ливонских походов Ивана Грозного.

Еще весной 1581 года, во время Великого поста, царь Иван вызвал князя Ивана Петровича Шуйского в Москву для отчета об укреплениях Пскова. «С тебя одного подобает спрашивать мне за всю службу, а не с других твоих товарищей и воевод», - такими словами напутствовал Грозный воеводу. Это было не просто напутствие. «Спрашивать» из уст Ивана Васильевича звучало как грозное предупреждение возможностью расплаты собственной головой за неудачу в обороне.

- Если на то благая воля Бога и твое, государь, изволение, то все сделаю по повелению твоему, государь, я - слуга всею душою, от всего сердца, непритворно рад буду исполнить порученную службу в граде Пскове, - так с достоинством отвечал Иван Петрович государю.

Кстати, Иван Петрович Шуйский к тому времени был достаточно знаком псковичам. Когда летом 1558 года псковичи принимали участие в очередном походе русских войск на Ливонию, князь Иван Шуйский руководил псковскими отрядами, а позднее некоторое время был и наместником Пскова. После окончания Ливонской войны Иван Петрович Шуйский снискал большой авторитет и уважение не только у царя, но и среди простого народа. Недаром по завещанию Ивана Грозного Шуйский вошел в состав регентского совета при наследнике Федоре Иоанновиче. Но свою жизнь герой обороны Пскова закончил трагически. По приказу царя Бориса Годунова Иван Шуйский был сослан в Кирилло-Белозерский монастырь, где его в 1588 году отравили угарным газом («удушен дымом»).

В помощь Шуйским в Псков были направлены и другие царские воеводы, весьма умелые в ратном деле. Окольничий Владимир Иванович Бахтияров-Ростовский был воеводой в Руссе, Новгороде, Брянске, Торопце, Рязани, участвовал в штурме Нарвы. Василий Михайлович Лобанов-Ростовский воеводствовал в Коломне, Пронске, в Ливнах и Астрахани, служил в государевом полку во время Ливонского похода 1579 года. Князь Андрей Иванович Хворостинин, окольничий и воевода, прославился блестящими победами над крымскими татарами, состоял воеводой полков в Калуге, Новгороде, Новосили, Кашире, Дедилове и под Москвой. Окольничий и воевода Никита Иванович Очин-Плещеев упоминается в русских летописях с 1548 года; за его плечами воеводские должности в многочисленных городах, победа над шведами под ливонским городом Линевардом.

К самому началу осады в город пробился отряд донских казаков численностью до 500 человек. Командовал казаками атаман Михаил Черкашенин - человек незаурядного мужества и храбрости. Особо прославился Черкашенин в успешных сражениях против татар на юге России, за что удостоился прозвища «Гроза Азова». По преданию, Михаил Черкашенин заговаривал ядра, сам предсказывал свою гибель и то, что Псков не будет взят врагами.

Обязательно надо вспомнить простого дьяка Пушкарского приказа Терентия Григорьевича Лихачева по прозвищу Терех, направленного в Псков заведовать огневым нарядом крепости. Во время осады Пскова Терентий Лихачев не только заведовал «нарядом» (т.е. артиллерией), но и участвовал в совещаниях ратных воевод, на которых «богому-дренно о градоукреплении смышляху». Благодаря этому скромному на вид, некрикливому и неприметному на первый взгляд дьяку, город был обеспечен солидным запасом пороха, ядер, железного дроба и свинца для утяжеления ядер, а орудийная прислуга отлично обучена стрельбе из пищалей, пушек и тюфяков (тюфяки - орудия с конусообразными стволами для большего разбрасывания дроба).

Как мы увидим далее, удаче обороны во многом способствовали именно отменные и умелые действия псковских пушкарей. Можно сказать, артиллерийская дуэль между осаждавшими и осажденными была полностью выиграна псковичами. Кстати, эффективность огневого наряда Пскова поляки испытали на себе буквально с первых дней штурма, о чем засвидетельствовал уже упомянутый Пиотровский: «Пушки у них (псковичей) отличные и в достаточном количестве; стреляют ядрами в сорок полновесных футов, величиною с голову: достанется нашим батареям и насыпям!».9 А две псковские «великие» пушки - «Барс» и «Трескотуха» - посылали ядра более чем на версту. Дальнобойность пушек по тем временам была невероятная, для поляков это оказалось полной неожиданностью.

Нельзя не упомянуть имя еще одного человека, сыгравшего далеко не последнюю роль в этой драматической истории. Это игумен Псково-Печерского монастыря Тихон. Узнав о нависшей над Псковом опасности, игумен Тихон оставил свою обитель, посчитав, что его ободряющее и утешительное слово, молитва во спасение города более чем когда-либо нужны псковичам среди смерти, огня и крови.

Псковичи изготовились!

:: Страницы: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - 4 - | - 5 - | - 6 - | - 7 - | - 8 - | - 9 - | - 10 - | - 11 - | - 12 - | - 13 - | - 14 - | - 15 - | - 16 -

Наверх