Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

Такси для гостей города Пскова. Трансферы по Пскову и области. Встреча в аэропорту и ЖД вокзале г. Пскова. Доставка пассажиров в Санкт-Петербург.

 

Система Orphus


 

Псков город Музей?

В послереволюционное время со всей остротой и неизбежностью встала проблема сохранения исторического и культурного наследия древнего города, его памятников архитектуры. Вскоре после освобождения Пскова от немцев в конце 1918 г. при губоно был создан подотдел по охране памятников под руководством преподавателя художественно-промышленной школы Н. Ф. Роота, а первыми сотрудниками стали члены бывшего археологического общества. Но в мае 1919 г. работа его прервалась ввиду захвата Пскова белогвардейскими войсками. Вновь он развернул работу под руководством Е. М. Тихвинского при содействии петроградских специалистов.

В октябре 1920 г. ввиду имеющихся ценных исторических, архитектурных и культурных памятников Псков был объявлен городом-музеем, после чего предпринимались попытки реализации этой идеи на практике, правда, весьма скромные. Важнейшим юридическим документом, определившим практические меры по сохранению исторических объектов, явилось «Обязательное постановление Псковского губисполкома», принятое в январе 1923 г. В нем впервые приводился перечень памятников, подлежавших охране: крепостные стены и башни, «все древние церкви и монастыри» с «находящимися в них древними иконами, старинными предметами культа и пр.», гражданские постройки (Поганкины палаты, Солодежня, Мешок, дом Печенко и др.), а также «все сады и скверы, имеющие научно-академическое значение по составу своей растительности и связи их с древними памятниками, составляющие с ними одно целое, а также все остальные насаждения, имеющие историческое значение, равно как отдельные экземпляры пород деревьев...». Особо в постановлении подчеркивалась связь памятников архитектуры с прилегающими к ним природными объектами. Так, подлежали охране:


  1. Покровский сквер у Покровской башни, церковь с Братской могилой, пролом Стефана Батория на пространстве от Покровской башни до Ботанического сада;
  2. Ботанический сад и городской сад и районы последнего до Михайловской башни;
  3. Лапина горка с прилегающим к ней районом Михайловской башни и все насаждения, на ней находящиеся;
  4. район на берегу реки Псковы до Петропавловской церкви и др.

Включались в перечень охраняемых не только зеленые массивы, но и отдельные экземпляры уникальных деревьев, как-то: все пирамидальные тополя, имеющиеся на улицах, в общественных и частных садах, экземпляры белой акации и редких деревьев.

Настоящее постановление регулировало и основные принципы застройки исторической части города, охраны в ней зеленых насаждений. В нем, например, подчеркивалось:

«В садах и скверах, составляющих одно целое с памятниками древностей, воспрещается срубка деревьев, кустарников и всякая порча как насаждений, так и садовых сооружений, скамеек, фонтанов, статуй и пр., кошение травы, пастьба коз и др. животных... Всякое срубание редких пород деревьев и кустарников, добыча сока и т.п. безусловно воспрещается. Все частные владельцы, имеющие такие деревья в своих садах, обязуются сделать о них заявления в губмузей для принятия их на учет охраны памятников, беречь их от уничтожения и порчи и в случае перехода дома и сада в другие руки доводить об этом до сведения губмузея».

Это постановление стало программным на несколько лет, но не всегда его положения соблюдались на практике, а еще меньше было возможностей по приведению ветшавших памятников в должное состояние. Между тем не редкостью являлись примеры варварского отношения к памятникам старины. «Граждане на городской стене у Георгиевской улицы, вооруженные ломом, разламывают стену, чтобы удобнее сваливать через пролом мусор», - гласила весной 1923 г. заметка «Псковского набата» под названием «Новоявленные археологи». Но никаких мер в связи с этим выступлением газеты принято не было, и летом 1927 г. газета вновь с сожалением писала: «Участок городской стены около перевоза быстро разрушается учащимися и пансионерами общежития 1-й школы II ступени.

Несознательные ребята проломили уже ход в стене». Почти одновременно появилось сообщение о бедственном положении памятника в честь героической обороны Пскова 1581-1582 гг.: «В Покровском саду есть искусственный вал, на котором в 1881 г. построен памятник. Постепенно памятник разрушается: штукатурка почти на всем памятнике отвалилась, медная доска, описывающая события 1582 г., тоже скоро отвалится (если ее не унесут). Подставка, на которой стоят ядра, разваливается». «Спасите памятник старины!» - взывала заметка, подписанная псевдонимом «Угрюмый». К сожалению, призыв этот не был услышан, и через год газета вновь писала о разрушении памятника, приведя те же самые факты. Мало того, она обратила внимание, что поблизости разрушаются никем не охраняемые стены и башни. «Больше всего достается Покровской башне, - писал корреспондент, - где хулиганствующие подростки ежедневно отрывают целые плиты и бросают в реку ради озорства» - и вновь призывал: нужно принять решительные меры к охране памятника старины.

«Памятники старины в запустении, - продолжил эту мысль в сентябре 1928 г. археолог Б. А. Коишевский. - Крепостные стены осыпаются, древние здания без крыш, церкви давно не ремонтируются, из земляных бастионов XVIII в. выбирается земля (например, на Михайловской горке). Насыпь у Гремячеи башни разбирается для починки дорог. Подземные ходы завалены мусором, башни превращены в отхожие места...» В заключение Б. А. Коишевский специально подчеркнул необходимость составления специальных актов об охране памятников и ответственности за их нарушение.

Охраной памятников призван был заниматься Псковский археологический музей, а руководство этим делом находилось в ведении Главнауки Наркомпроса. Возможности их были чрезмерно ограниченными, но все же отдельные шаги ими предпринимались. 20 ноября 1924 г. Президиум Псковского губисполкома принял постановление о недопущении каких-либо раскопок и установлении наблюдения за всей крепостной стеной. Спустя год в октябре 1925 г. губернский отдел местного хозяйства (ГОМХ) составил смету на 83 тыс. рублей, потребных для ремонта и укрепления 17 крепостных башен и стены на протяжении 5 верст. Но таких средств ни у городских властей, ни у Главнауки не оказалось. В 1925 г. она смогла выделить на реставрацию псковских памятников лишь 2 тыс. руб., а в 1926 г. - вообще 1 тыс. Поэтому в Пскове велся лишь частичный ремонт отдельных памятников: сводов хлебопекарни на Гремячеи горе и старинного здания на так называемом «островке» Псковы. В перспективе планировался ремонт Кислинской башни, колокольни Снетогорского монастыря и ряда церквей.

 

Страница: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - К списку статей -

 

Наверх