Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

 
 

Нашествие шведского короля Иоанна и польского Стефана Батория на Псковскую землю. (страница 4)

Таких охотников с Польскими и Литовскими войсками пошло тогда под стены всего около 2000. Они все, оставив Венгерцев и Немцев на проломе, сами взошли на стены и в башни, а оттуда как частым градом осыпали пулями защитников, падавших рядами от поражения и от утомления при случившемся тогда солнечном жарком дне. Стон раненых, разносимых по улицам и по домам, распространил ужас по всему городу; а весть о занятии уже стен врагами достигла до множества народа, собравшегося в Соборе на беспрерывное моление. Отчаяние овладело всех сердцами. Все подняли руки к небу с рыданием; старые, жены и дети наполнили воплем всю Церковь и, как говорит Летописец, весь пол облили слезами, моля о защищении града и о внушении защитникам доброго совета и храбрости. В то самое время пришло в мысль Воеводам завести большую Псковскую пушку Барса к Церкви Похвалы Богородицы и, поставив на раскате, направить на Свинусскую башню, наполненную лучших Чиновников Польских. Несколькими выстрелами из оной потрясена была башня и засыпала многих; а Воеводы в то же время успели подложить еще под оную пороху, зажгли и развалинами погребли всех, там засевших. От взрыву и погибели многих Королевских Бояр ужас перешел на сторону неприятелей; а осажденные, оживясь мужеством, погнали смятенных в поле. Король, увидев бегущих, немедленно выслал в помощь им свежие лучшие свои войска с решительным повелением не отступать от стен до совершенного взятия города. Битва неприятельская возобновилась, и защитники опять начали ослабевать от усильного напора. Тогда Воеводы послали в Собор к Духовенству сказать, чтобы они принесли к пролому Мощи Святого Благоверного Князя Псковского Гавриила с чудотворными Иконами Богородицы и другими. Немедленно подняты из Собора сии Святыни; а наперед их прискакали к пролому на конях три Монаха, Печерского Монастыря Келарь Арсений Хвостов, Снетогорского Монастыря Казначей Иона Наумов и Игумен Мартирий, все родом из Бояр и в Мире бывшие храбрыми воинами. Они воскликнули к Воеводам и воинам громким голосом: Не бойтеся братия! станем крепко! устремимся вкупе на Литовскую силу! Богородица бо к нам грядет с милостию и заступлением и со всех Святых помощию! Сей нечаянный глас Духовных воинов оживил всех и ослабевавших. Все друг другу повторяли торжественно: Богородица к нам грядет! о друзи! умрем вкупе за Христову веру и за Православного Царя и не предадим града Пскова. Вслед за сим появилось Духовенство, несущее Мощи Благоверного Князя Гавриила и чудотворные Иконы. Началось молебствие пред самым проломом в виду защитников и врагов и продолжалось шествием к Покровской Церкви.

Сие зрелище вдохнуло защитникам такое мужество, что все устремились в пролом на неприятелей; самые женщины вмешивались в сражение; иные приносили жаждущим воинам питье, иные подавали оружие, иные сами бросали на врагов каменья и со стен лили на них кипящую воду и всякие нечистоты. Сражение с обеих сторон было жаркое, долговременное и упорное. Наконец при наступавшей уже ночи неприятели все вытеснены в пролом, сбиты со стен и прогнаны с беспорядком в поле, где на бегу добиваемы были уже народом без пощады; а иные, укрывавшиеся во рвах и за стенами, взяты в плен. Больше всех потерпели в осаде и в отступлении Венгерцы, кои были напереди. Оставались только засадные в Покровской башне, из коей не можно было ни самим им сойти, ни выгнать их защитникам, хотя многие уже и там были подстрелены. Посему остальные пороховым взрывом под башнею погребены в развалинах. Бежавший неприятель бросил на поле много оружия и военных снарядов, которые все подобраны гражданами. Таким образом, Псков избавился от первого и жесточайшего Баториева нападения. Воеводы, Бояре и все граждане обещались тогда же в память сего построить близ Покровской Церкви новую во имя Рождества Богородицы, день сего приступа, а убиенных своих погребли с честию. Псковская Летопись, при сем жалуясь на укрывавшегося в Старице городе Царя Ивана Васильевича, говорит: «а у него было в собрании тогда триста тысяч; а на выручку Бояр своих не посылал подо Псков, ни сам не пошел, но страхом одержим бе».

Король Стефан Баторий на сем приступе потерял знатных и храбрых Чиновников более 40 своих и толикое ж число Венгерских, по признанию самих Польских Историков; а Венгерский корпус лишился и предводителя своего Гавриила Бекеша. Наши Статейные Книги полагают тогда потерю его до семи тысяч убитыми; а Псковский описатель осады сей более 5 тысяч убитыми и вдвое ранеными. Напротив того из Псковского войска считает он только 863 убитых и 1106, а по другому списку 1526 раненых. В числе убитых у нас был Казацкий Начальник Николай Черкасский. Как бы то ни было, но Король после сей первой неудачи в приступе долго не предпринимал ничего важного против города. В совете его решено было только продолжать осаду и сперва беспокоить осажденных частыми подступами и стрельбою по стенам, потом увещевать к добровольной сдаче, а наконец ворваться в город подкопами. Между тем осажденные успели противу пролома срубить назади деревянную стену с такими же башнями; уставили по ней и в башнях большие орудия; прокопали еще между проломом и сею стеною рвы; укрепили их дубовыми засеками в тарасах, надолбами и палисадом; заготовили много зажигательных снарядов для метания на неприятелей и даже сухую сеяную известь для бросания им в глаза и проч. Каждый день, а иногда по дважды и трижды на день подходили неприятельские отряды к стенам, но всегда удачно были отбиваемы осажденными. После сего Король написал к Воеводам, Боярам и гражданам увещательную Грамоту о сдаче города со многими льстивыми обещаниями, а в случае упорства с угрозами и велел им бросить оную в город на стреле. Но ему таким же образом отвечали с отказом и с грубостию; а вслед за тем сами осажденные начали делать на отряды его вылазки, коими хватали многих и чрез них допытывались о состоянии его войска. В одну из таковых вылазок за Варлаамскими воротами поймали они несколько Литовцев и от них узнали, что с 17 Сентября поведено уже от неприятеля под город с различных сторон девять подкопов, разделенных по корпусам войск, и Венгерский подкоп скорее всех окончен будет. Но где сии подкопы, пленные указать не могли, отзывался тем, что ведутся оные в тайне. Граждане долго искали мест сих посредством копания слуховых ям, однако ж без успеха, и беспрестанными Крестохождениями к пролому молили только Бога об открытии сей им тайны. Но как скоро приходили они на место пролома, то Литовские гайдуки, услышав пение, осыпали их из-за стены бросаемыми каменьями. 20 Сентября по обыкновению пришли они туда с чудотворными Иконами, в числе коих принесена была и Св. Великомученика Димитрия Селунского, Греческого Корсунского письма. Гайдуки не преминули пустить и при сем случае тучу каменьев на народ, и один большой камень прямо ударился в Икону Св. Димитрия и выбил большое место на Иконе в воинском его доспехе золоченного оклада, выше пояса, против правого рама, а под ним пробил и живопись и доску. Народ с ужасом тогда воскликнул: «О Великомучениче Димитрие! дерзость вражия не только над нами, но и над Святым твоим чудотворным Образом поругается! но ты избавил еси от плена и свой град Солунь; ты и Великому Князю Александру Ярославичу Невскому на озере Чудском поганых Немцев прогнавшему и сию Икону твою с собою носившему, споборал еси. Ополчися и за ся и за ны на сопротивные ныне, и открый нам их козни!»

 

:: Страницы: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - 4 - | - 5 - | - 6 - | - 7 - | - 8 - | - Назад на страницу «Очерки средневековой истории Пскова» -

Наверх