Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

 
 

О покорении Псковского княжества Великому Князю Московскому (страница 5)

Но сия смута была тщетна. Ибо обе стороны понимали свои выгоды. Царь только по жалобе Ганзейских городов на Лифляндцев и Естляндцев решился стеснить сих последних, во-первых, тем, что запретил Новгородским и Псковским купцам ездить с товарами в Лифляндию; а предполагая уже с нею войну, для непосредственного торгу с Ганзейцами, сперва повелел торговать с иностранцами в Ивангороде, потом послал в Апреле 1557 года Окольничего Князя Шастунова основать на устье реки Наровы при самом море Русский город и пристань, которые чрез полгода и были готовы, а в следующем же году открыт военный поход на все Области Лифляндских и Естляндских Рыцарей. Российские войска, соединенные с Татарскими, с Генваря 22 от Нейгаузена в три недели с половиною, и притом зимою, дошли за 50 верст до Риги и за 30 до Ревеля, разорили множество городков и селений и в конце Февраля к Ивангороду возвратилися с великим числом пленных и добычи; а в Великий пост взяли и Нарву, в коей тогда же основаны были новые две Русские Церкви, в Замке и в городе. В июне взят Сыренеск или Нейшлосс и потом Нейгаузен, Дерпт и далее, всего 20, а по Псковской Летописи 23 города и во всех основаны также Русские Церкви. В Крепости Феллине взят был в плен и отставной Орденмейстер Фирстенберг, а в Дерпте тамошний Епископ Герман, и оба свезены в Москву. Но зато неприятель обошел наши войска, прорвался к городу Красному, сжег предместие оного и много волостей разорил, а также и под Себежем сжег Никольский Монастырь и Церковь. В следующем 1559 году Царь опять послал в Лифляндию войска свои, которые, вступив в оную от города Красного на Мариенбург, разбивали везде встречаемого неприятеля, брали малые городки и прошли до устья Двины и чрез Курляндию до Прусских и Литовских границ, а наконец все Рыцарские Области покорены были Россиянами. Оставалось только присовокупить их совершенно к Российской Державе. Но сверх чаяния Царя, Естляндцы поспешили предаться под державу сперва Датскому, потом Шведскому Королю; остров Эзель и Курляндия также Датскому, а преемник Фирстенбергов Кетлер, последний Магистр Лифляндских Рыцарей, отдал всю Лифляндию Польскому сперва в 1559 г. под покровительство, а потом с 1561 г. в подданство, с личным собственным ему вассальством за данное ему вместо того титло Герцога Курляндского и Семигалъского, и с тем вместе сложил с себя Орден Духовного начальства; а тем уничтожил и существование самого Рыцарства. За Россиею остались только города Нарва, Дерпт, Аллентакенский Уезд и часть Вирландского и Иервенского. Вслед за сим началась распря и даже сшибки у Поляков со Шведами за Естляндию, которую по Рыцарству присвоивали первые. Между тем Шведский Король Ерик XIV при самом занятии сей Провинции счел за лучшее заключить мир с Царем Иваном Васильевичем на два года. По мирному трактату сему, сверх прочих соглашений, позволено Шведским купцам из Ругодива или Нарвы приезжать и во Псков, а за торги пошлину платить по старине. После Шведов Царь Иван Васильевич с 1562 года начал также за Лифляндию войну с Польшею, а потом и с самою Швециею за Естляндию. Взаимные сражения, осады, взятие городов и Крепостей происходили по всей их земле; а со стороны Польши много страдали и Псковские города. Также и Царь неоднократно в отмщение вступал в Литовские границы; для облегчения же себе сей войны заключил в 1564 г. мир с Даниею и Швециею. Наконец, казалось, обе стороны воюющие утомились взаимными нападениями и начали переговоры. Польский Король предлагал Царю совокупно выгнать Шведов из Естляндии и разделить оную между Польшею и Россиею. Но Царь требовал себе без разделу всех Рыцарских Областей и не хотел ничего уступить. Российские гарнизоны удерживали все прежде ими занятые Крепости и города. В Дерпте открылся было заговор, но зато все Немцы оттуда выведены в Поволжские города и на место их поселены Русские. Чрез три года потом открылось и во Пскове подозрение на некоторых, либо за согласие с Новгородцами предаться Польскому Королю либо просто за ропот на тягость беспрестанной войны, но Царь 500 семейств Псковичей вывел в Москву и на места их прислал других поселенцев, а Новгородцев наказал он в следующем же году гораздо строже. Впрочем, при всех сих военных обстоятельствах Новгородские и Псковские купцы не переставали чрез Нарву пользоваться торговлею с Англичанами, Голландцами, Французами и другими северными народами, так что Ганзейцы, завидуя, просили даже Царя не пускать их, а всю торговлю предоставить им. Но Англичане в то время открыли уже для себя другой северный путь в Россию чрез Архангельск. Сим могла быть ослаблена не только Ганзейская, но и Псковская торговля. Посему-то, может быть, Царь в Таможенном Уставе, данном 1571 году Новгородцам, предоставил некоторым из Псковичей лучшим купцам преимущество не платить пошлин.

Между тем Рыцарские Области оставались поводом к непримиримому раздору для всех разделивших оные Держав. Царь Иван Васильевич, не видя надежды прекратить сей спор одним своим оружием, вздумал употребить убеждения Рыцарям о соединении всей Лифляндии и Естляндии паки во одну Область с подданством России. Двое Рижские Дворяне, Иоган Таубе и Елертп Крузе, еще в Лифляндскую войну 1558 года взятые в плен, милостиво принятые Царем, жившие при дворе его и присягнувшие ему на службу, вызвались в 1570 г. отправиться от него с доверенностию в Лифляндию и Естляндию для преклонения городов. Но упорные Рыцари отвергли их предложение. Тогда вздумали они другой способ убедить их, советуя составить из себя особое Королевство под покровительством России. Надлежало только с согласия Царя избрать Короля. С сим предложением Лифляндской Короны сперва отнеслись они к бывшему Орденскому Орденмейстеру, а тогдашнему Курляндскому Герцогу Готарду Кетлеру. Но когда и сей отверг их убеждения, то они обратились к Голштинскому Принцу Магнусу, сыну Христирна III, Короля Датского, владение имевшему тогда на острове Езеле. Сей юный Князь, обольстясь титлом Короля, отправил посла к Царю для своего удостоверения и, получив твердое обнадежение, поспешил сам в Россию. Царь принял его с необыкновенным отличием и ласкою и после переговоров заключил с ним обязательство в 4 статьях:

  1. жениться Принцу на Царской двоюродной по отцу племяннице Княжне Марии Владимировне,
  2. в приданое получить всю Лифляндию под именем особого Королевства с наследственным ему владением,
  3. если не будет он иметь детей или всех их лишится, то наследие Престола его принадлежать должно ближайшему из боковой его линии,
  4. Царь ничего себе более не предоставляет, кроме титла Покровителя Лифляндии с некоторою маловажною от оной ежегодно платою в знак подданства.

Согласясь на сии условия, восхищенный Принц в 1571 году поспешно отправился в Лифляндию, сочинил и разослал по всем городам и местечкам манифест о принятии им Лифляндской Короны, убеждал всех покориться ему беспрекословно и для общего блага соединиться паки в едино Государство, уверяя при том, что в случае упорства он по согласию с Российским Царем может их принудить к тому и оружием. Но успех не соответствовал его надежде, по крайней мере в Естляндии, оставшейся верною Швеции. Ревель первый из городов отверг и манифест, и предложение Магнусово. Оскорбленный Принц решился испытать принуждение, и поелику тогда по Естляндским удержанным Россиею Крепостям находилось много Русского гарнизона, то, собрав из оного Корпус, подступил он под город, делал многие жестокие приступы, покушался зажечь городовые здания привалом горючих веществ к стенам и проч. Но Шведский находившийся там гарнизон храбро защищался, и Принц от окопченных только им Ревельских стен чрез 8 месяцев осады принужден был отступить безуспешно; а от стыда весь гнев свой излил на бывших при нем и руководствовавших его Тауба и Круза, упрекая им, что они и его и Царя обманули, уверив якобы, вся Лифляндия и Естляндия охотно предадутся новоизбранному Королю. После такой укоризны сим руководителям нечего лучшего было ждать и от Царя; почему они перебежали к Польскому Королю. Но первая неудача Принца Магнуса не остановила Царя в намерении своем, и он в следующем же году сам пришел в Естляндию с 80 тысячами войска, взял Крепость Витгенштейн и, разослав многочисленные отряды по всей Естляндской Провинции для разорений, сам между тем поехал в Новгород с Магнусом праздновать его бракосочетание. В его отсутствие почти вся Естляндия была завоевана Русскими войсками, кроме Ревеля, и Принц с новобрачною прибыл туда уже к распоряжению завоеваний, занявши себе под столицу Обер-Пален. Царь повелел ему продолжать оные и в Лифляндии. Там народ, недовольный худым распоряжением Литовских Военачальников, занимавших Крепости их гарнизонами, действительно желал уже предаться Магнусу, которому немедля поддалось и присягнуло 4 города и 20 Замков, и он перенес столицу свою в Венден, но Царь недоволен был еще медленными его успехами, и в 1577 году с многочисленным войском сам пришел туда, а не желая терять времени, обратился сперва на Лифляндские города, имевшие в себе Польские и Литовские гарнизоны, взял Мариенгаузен, Луцин, Динабург, Кокенгаузен, Ашераден и приближался уже к Риге, но, узнав там об изменническом умысле Магнуса, за грубое с ним обхождение задумавшего предаться Польскому Королю, поворотился назад к Вендену для наказания его. Здесь, насытив гнев свой над ним и даже над поддавшимися сему Принцу городами, он чрез Дерпт и Псков возвратился в Москву, оставив по себе ужас по всей Лифляндии и Естляндии. Тогдашний Польский Король Стефан Баторий, Государь дальновидный, честолюбивый, предприимчивый, решительный и деятельный, не мог ни остановить, ни отвратить оружия его потому, что был в походе под Данцигом для укрощения и покорения сего против него возмутившегося города. Но, окончив сию войну, он решился чувствительно отмстить Царю и России; особливо несчастный Псков с Областью своею дорого заплатил за Царские завоевания.

:: Страницы: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - 4 - | - 5 -

Наверх