Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

 
 

О покорении Псковского княжества Великому Князю Московскому (страница 3)

После сего все лучшие люди Псковские были росписаны и розданы за Приставов по подворьям детям Боярским, коим поручено проводить их и до Москвы, а оттуда развезти по низовым городам на Волгу и проч. Всех их в следующую же ночь с женами и детьми и с легким имениеим, что взять могли, оставив прочее все, повел к Новгороду Князь Михайло Данилович Щенятев и с ним многие дети Боярские. В то же время увели они и жен с семействами тех Псковичей, кои задержаны в Новгороде, всего 300 семейств. Вслед за ними повезен из Пскова и Вечевой колокол. Плач и рыдания были всеобщие. Многие мужья и жены, не желая идти в плен из своего града, ушли от поисков и постриглись в Монастырях. При описании сего происшествия Псковский Летописец жалобно восклицает: «Тогда отъяся слава Псковская, и бысть пленен не иноверными, но своими единоверными людьми. И кто сего не восплачет и не возрыдает? о славнейший граде Пскове! великий во градех! почто сетуети и плачеши? и отвеща прекрасный град Псков: како ми не сетовати? или како ми не плакати и не скорбети своего опустения? Прилете бо на мя многокрыльный орел, исполн крыл и Львовых ногтей; и взят от мене три кедра Ливанова, и красоту мою и богатство и чада моя восхити, Богу попустившу за грехи наша; и землю пусту сотвориша, и град наш разориша, и люди моя плениша, и торжища моя раскопаша, а иные торжища коневым калом заметаша, и отец и братию нашу разведоша, где не бывали отцы и деды и прадеды наша, и тамо отцы и братию нашу и други наша заведоша и матери и сестры наша в поругание даша». После сего тот же Летописец, присовокупляя поучение Псковичам, между прочим в упрек и им говорит: «Бог ждет нашего покаяния и обращения; и мы не покаяхомся, но еще на больший грех превратихомся, на злые поклепы и лихия дела, и Веча кричание; а не ведуще глава, что язык говорит, и не умеюще своего дому строити, а градом содержати хощем; сего ради самоволия и непокорения друг другу бысть сия вся злая на ны».

По выводе Посадников, Бояр и прочих лучших Псковских граждан Великий Князь начал раздавать Боярские деревни своим Боярам и определил во Пскове Наместниками своими Боярина Григоръя Федоровича Морозова да Конюшего своего Ивана Андреевича Чепядина и при них, для писания полных Грамот и докладных, Дьяка Мисюрю или Михаила Мунехина и другого Ямского Дьяка Андрея Никифоровича Волосатого; сверх того уставил и Воевод Градских и по всем двенадцати Псковским Пригородам назначил также из своих детей Боярских двенадцать Наместников или Городничих и 12 Старост Московских с их Приказчиками, Пошлинниками и Тиунами или Судьями, а к ним двенадцать же Старост Псковских, коим дозволено с Наместниками и Тиунами заседать в судах; по волостям же уставлены Земские суды и с Приказными; а всем им вместо жалованья даны деревни, и велено им же по всем Пригородам и волостям привести народ к присяге. Для руководства в производстве судных дел Великий Князь дал Псковичам Уставную Грамоту с назначением деловых пошлин. Из детей Боярских для охранения Пскова и своих Наместников оставил он на год 1000 человек, вызванных из Москвы, и велел занять им весь средний город; а Псковичам там не оставаться ни одному человеку и дворы свои ставить в большом крайнем городе. Туда же указал вывести торговую площадь и гостиный двор (бывшие за Домантовою стеною, где и ныне), назначил для оных место за средним городом против Лужских ворот за рвом на огороде Юшки Носухина и Посадника Григоръя Кротова, и сие место с тех пор прозвано новым торгом; а из Крому, то есть верхней части Крепости, приказал всем Псковичам статки (имущества) свои, хлеб и всякой запас и клети вывезти по домам, и в Крому размерить место, где быть собственному его двору и житницам хлебным и новой его Церкви1; а в Соборной Церкви указал быть деннонощной неугасимой свече. Между тем, пока Великий Князь пребывал еще во Пскове, послано в Москву от него известие о взятии сего города и повеление прислать сюда) из низовых десяти городов на места выведенных туда 300 семей, поселян столько ж, которые того же года к Троицыну дню приехали) гостей Московских для установления во Пскове тамги или купеческих пошлин с привозных и вывозных товаров, каковой пошлины у Псковичей прежде никогда не бывало. Сии гости тогда же при Великом Князе во Псков и прибыли, 3) для стражи города 500 человек Новгородских пищальников (ружейников) и воротников (караульных по заставам), монетных мастеров. Ибо Великий Князь отменил прежнее Псковское клеймо и уставил свое, о котором выше уже сказано. Всем им домы отведены были в среднем городе, в коем тогда считалось до 1500 дворов; а Псковская Летопись по Архивскому списку полагает до 6500. Но сей счет, может быть, включает число всех градских домов. Распорядив таким образом новый образ правления во Пскове и прожив там целый месяц, Великий Князь отправился обратно в Новгород и оттуда в Москву. При отъезде взял он с собою и другой любимый Псковичами колокол, называвшийся Корсунским; а в замену оного уже в 1518 году прислал им к Соборной Троицкой Церкви большой колокол.

Так пал знаменитый Псков, сверстник и названный меньший брат Великого Новгорода, союзник городов Ганзейских, бедный произведениями своей Области, но богатившийся деятельностию и тщательностию в переводной торговле, славившийся в течение многих веков свободою, всегда утесняемый сильными соседами, но храбро и мужественно защищавший оную, уступавший Новгороду в изобилии, но от Европейских соседей больше его образованный просвещением и нравственностию и несколько лет долее его сохранивший свою вольность. Даже и потомство древних Псковичей не осталось уже на местах своих. Ибо сверх выведенных при сем случае лучших граждан, в 1569 году еще переселено 500, в 1615 г. 300 семейств; а в 1695 году от случившейся во Пскове ужаснейшей всех прежних моровой язвы почти все коренные жители вымерли, как сказано в Летописи, и места их заселены уже переведенцами и пришлецами разного рода из других городов.

:: Страницы: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - 4 - | - 5 -

Наверх