Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

 
 

О покорении Псковского княжества Великому Князю Московскому (страница 4)

Определенные Великим Князем Василъем Ивановичем во Пскове Наместники и по Пригородам Городничие и Московские Старосты и Судьи не только не уделяли в судах своих никакой власти посаженным с ними Псковским Старостам, но и не внимали их представлениям. Из дошедших до нас Грамот Царя Ивана Васильевича видно, что не только Наместники сильны были во Пскове, но и Царские при них Дьяки имели власть раздавать и отводить общественные угодья и даже деревни на оброк, по крайней мере впредь до Указа Государева. Простой народ, издревле привыкший к Республиканской свободе, везде также чувствовал ограничивание, притеснения, необыкновенные налоги, от ябедников подметы и поклепы; а за выпуск на поруки платил по 5, по 7 и по 10 рублей, и если кто осмеливался ссылаться на уставленные Государевою Грамотою пошлины умеренные за поручительство, того убивали. От таких насильств, как говорит Летопись, многие, оставив жен и детей, разбежались по чужим городам, и все Пригороды опустели; а иноземцы, жившие во Пскове, выехали в свои земли. С другой стороны, Великий Князь при всех своих походах на войну начал требовать от Пскова посошного1 набора войск. Таким образом, в 1512 году при походе под Смоленск взял он от Псковичей 1000 человек пищальников, т. е. ружейных стрельцов из земцов, из коих многие там и побиты. В том же году и тогда же был и другой наряд Псковского войска с Князем Михаилом Кислицею. Все то, говорит Псковский Летописец, было Псковичам не легость, тех людей поднимая. В 1515 году они ходили еще с Наместником своим Андреем Васильевичем Сабуровым в Литву под Брацлав, а в 1517 города Псковские Опочка, Воронич и Велье взаимно выдержали сильное нашествие и опустошение от Литовских войск, соединенных со многими другими под предводительством Константина Князя Острожского, и потом в 1519 году опять Псковские войска ходили в Литву даже до Вильны. К счастию еще, тогда не было опасности от Лифляндцев, ослабленных внутренними своими несогласиями и хранивших заключенный с Россиею мир ненарушимо.

Между тем жалобы Псковичей на определенных к ним первых Наместников дошли до Великого Князя, и он, сменив их, прислал других двух, Князя Петра Великого Шуйского, бывшего и прежде во Пскове, да Князя Симеона Курбского, которые были снисходительнее ко Псковичам и управляли ими 4 года. При них, говорит Летопись, начали в свои домы возвращаться и те, кои прежде разбежались. Правление добрых Наместников и Городничих убеждало Псковичей мало-помалу забывать уже о древних правах и о своей свободе, но при жестоких притеснителях воспоминали они старину с воздыханием, а иногда и с явным ропотом. Великий Князь по временам старался утешать их возобновлением и подкреплением их торговли. Таким образом, в 1514 году повелел он заключить с Ганзейскими купеческими городами в Новгороде торговый договор на 10 лет, коим и Псковичи воспользовались; а в 1517 году таковый же договор заключен был и с Шведским Королем Христирном о торговле чрез Ивангород. В 1521 году он обезопасил их от Лифляндцев разграничением и мирным трактатом на 10 лет, а в следующем году подтвердил торговый союз со всеми 73 Ганзейскими городами, к которым в договор сей присовокупились также Лифляндцы и Естляндцы и обещались быть посредниками. В том же году после десятилетней войны с Литовцами при заключении перемирия открыта и с ними свободная торговля. В 1533 году по некоторым неудовольствиям Любчане запретили было своим кораблям ходить до Нарвы, но увидев, что Лифляндцы в 1534 году, заключивши с Россиею мир на 17 лет и воспользовавшись всею Северною торговлею, начали и их притеснять в торгах, разрешили опять свое запрещение и в 1540 году подтвердили прежний трактат.

Все сие оживляло торговую деятельность Псковичей. Но в 1541 году бывший у них Наместником Князь Андрей Михайлович Шуйский утеснениями и грабительством вывел их из терпения. Безмерные его с судов пошлины, всчинание старых и решенных уже дел и исков, принуждение всех мастеровых работать на себя без платы, беззащитность всем добрым, а покровительство злым и развратным произвели повсюду вопли и жалобы на притеснение его и на дерзость, своевольство, воровства и разбои от покровительствуемых им. Царь Иван Васильевич по кончине отца своего был тогда еще в малолетстве, и его именем правительствовал Совет Бояр. Псковичи отправили к ним жалобщиков своих с явными доказательствами, которые и были уважены. Наместник Шуйский сменен, и на его место прислан другой; а Псковичам возвращено даже было древнее их право своими выборными, без отношения к Наместнику и Тиунам, ловить, пытать, судить и казнить разбойников и прочих лихих людей. Посему Псковские Целовальники или присяжные и Сотские начали сами на Княжом дворе производить суды, и своевольства прекращены. Но власть сия была у них ненадолго. Ибо Наместники, лишенные силы и доходов, малопомалу опять вступились в дела сии. Псковичи оспоривали их, но терпели. В Декабре 1547 года прибыл к ним юный Царь Иван Васильевич, с Боярами объезжавший города, но занимался только звериною охотою, а не рассмотрением жалоб их и дел правительственных, которых тогда еще и не принимал на себя. Ибо уже с 16 Генваря того же года был он коронован и вступил в Самодержавие. С того времени Наместники Великокняжеские именем его присвоили себе еще больше власти, и притеснения умножились, так что Псковичи опять вышед из терпения, в Петров пост 1547, по другим же запискам, в 1550 году отправили в Москву к Царю 70 человек своих жалобщиков на Псковского Наместника, Князя Ивана Турунтая Пронского; а Опочецкие Пригорожане притеснявшего их Наместничья пошлинособирателя сами заключили в Крепость. Однако ж Царь весьма немилостиво принял сих жалобщиков и, признав самих их виновными, бесчестил, обливал их горячим вином, зажигая потом свечею их бороды и волосы и растягивая их нагими по земле; а в Опочку для усмирения своевольных послал 2000 человек войска.

В 1550 году 76 статьею изданного Судебника для облегчения холопов позволено в Москве, Новгороде и Пскове (а более нигде) писать им отпускные от Государевых Наместников. В 1554 г. присланы были во Псков поземельные писцы, которые описали город Псков с Пригородами и Уездными землями, измерили владения и обложили хлебными и денежными оброками пашни, воды, мельницы; а в 1556 году при общем по всей России распоряжении о судебных делах и о бытии во всех городах и волостях Земским Старостам, Сотским и Десятским для судов и об уничтожении судных пошлин, а вместо того о положении Боярам жалованья из оброчных доходов с городов и волостей по промыслам и землям, введен был сей образ правления и во Псковской Области. В сие ж время, по свидетельству современника, Бухавского Принца Даниила, Царь предположил учредить в Новгороде и Пскове школы для обучения Русского юношества Латинскому и Немецкому языкам, столь нужным тогда для сообщения с северными торговыми народами, которые, усиливая свои торги, начинали уже ослаблять и Ганзейцев; а в соревнование им тогда вошли Голландцы, Фландерцы и Агличане, приплывавшие к южным Финским берегам. Псковские купцы имели также торговые дворы в Нарве, Дертпе и других городах Лифляндских. Ганзейские города в сие время уже жаловались Царю, что Лифляндцы и Естляндцы затрудняют даже прямое сообщение торгов их и хотят, чтобы все товары переходили чрез их руки, а оружие провозить в Россию вовсе запрещают. С другой стороны, Швеция и Польша, завидуя успехам Российской торговли, старались расстроить Царя с Английскою Королевою, внушая сей последней опасение от усиления России.

:: Страницы: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - 4 - | - 5 -

Наверх