Древний город Псков
903 - 2018 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

Такси для гостей города Пскова. Трансферы по Пскову и области. Встреча в аэропорту и ЖД вокзале г. Пскова. Доставка пассажиров в Санкт-Петербург.

 

Система Orphus


 

Псковский Летописец (стр. 2)

Тираж «Набата» сократился до четырех с небольшим тысяч экземпляров, из которых 3 тыс. отпускались по специальной разнарядке на 136 волостей губернии. 1 тыс. предназначалась агитаторам и лишь несколько десятков развешивались в людных местах для публичного ознакомления.

Другой трудностью издания газеты было отсутствие постоянного ядра журналистов. Многие уходили на фронт, другие переводились на другую работу, немало их совмещали работу в редакции с выполнением других обязанностей. Нехватка эта стала восполняться созданием сети рабселькоров. Но и при этом газета была в гуще политической и общественной жизни губернии. Так, она откликалась на проводимые в крае различные массовые кампании.

«Вчера - винтовка, сегодня - плуг! Трудись азартно, рабочий друг!» - таков был призыв газеты во время «Недели трудового фронта». А в период «Недели красного фронта на транспорте» она писала: «Работы - бездна. Надо тщательно и хорошо выбрать точку приложения наших сил. Надо взять в руки главный рычаг. Этот рычаг -железные дороги. От локомотива зависит теперь все. Ремонт паровозов - вот самая важная революция, вот самая важная советская и партийная работа. Да, и партийная! Работа партии теперь не может ограничиваться только пропагандой и агитацией. Отремонтированный первый паровоз - вот лучший коммунистический агитатор».

А вот еще два сообщения - характерные приметы времени.

«Всем кузнечным артелям Псковского уезда. Согласно предложения Псковского горуездного исполкома от 19 марта с.г. кустарный подотдел Псковского уземотдела предписывает всем кузнечным артелям, а также единичным кузнецам ковать лошадей для почты вне всякой очереди» (26 марта 1920 г.).

«4 августа с. г. по постановлению Псковской губЧК расстреляны следующие лица: гр-н Петрограда Роман Абрамович Грейс и гр-н Пскова фармацевт 4-й Советской аптеки Лев Исаевич Байц за неоднократную спекуляцию кокаином, как люди развитые, очень хорошо представляющие, какой вред они приносят менее сознательным лицам и что торговля кокаином воспрещена под угрозой смертной казни» (8 августа 1920 г.).

В 1922-1923 гг. «Набат» продолжал знакомить читателей с ходом восстановления промышленного и сельскохозяйственного производства, уделял много внимания итогам хозяйственного строительства к 5-й годовщине Октября, подготовке к первой Всероссийской сельскохозяйственной выставке. В эти годы газета уже «обросла» сетью рабселькоров: в конце 1923 г. она имела до 150 штатных и общественных сотрудников, материала теперь поступало столько, что вместить его в один номер оказывалось невозможно. У газеты появились даже специальные приложения. Одним из них являлся «Литературный угол», получивший название от одноименного объединения псковских литераторов. На страницах «Угла» публиковались произведения В. Гришанина, Н. Алексеева, К. Качалова и др., печатались обзоры и рецензии, другим приложением была специализированная «Страничка сельского хозяина», рассказывавшая о жизни деревни.

В начале 1924 г. газета публиковала множество откликов жителей Псковской губернии на смерть В. И. Ленина, затем в течение нескольких месяцев информировала о сборе средств на памятник вождю и «Ленинском призыве» в ряды РКП(б). В 1924 г. в маленьком двухэтажном доме на Американской набережной в маленькой комнате второго этажа была оборудована радиостанция «Особого назначения», находившаяся в ведении «Набата». С помощью установленных на столах четырех радиоаппаратов редакция четыре раза в день (продолжительностью по одному часу) принимала передачи из Москвы. Полученные сводки превращались затем в газетные строки.

В феврале 1924 г. у «Набата» появился «собрат» - газета «Псковский пахарь», рассчитанная преимущественно на деревню. Это была одна из первых крестьянских газет в стране, и обе газеты взаимно дополняли друг друга. Они же стояли у истоков организации в губернии молодежных изданий. Первые попытки их относились еще к 1919 г. В марте 1919 г. губком РКСМ принял решение: «В силу того, что нет сил и средств издавать собственный журнал, просить газету «Псковский набат» и губисполком предоставить место для освещения жизни красной молодежи». Вскоре в «Набате» появилась специальная «Страничка красной молодежи», но просуществовала она недолго. В 1924 г. в качестве приложения к «Набату» стал издаваться «Листок молодежи», получивший в 1925 г. название «Ленинская гвардия» и рассчитанный на рабочую молодежь; при «Псковском пахаре» существовал рассчитанный на крестьянскую молодежь «Юный пахарь». В октябре 1924 г. в Пскове прошел 1-й губернский съезд рабкоров и селькоров, каковых к тому времени насчитывалось уже более 500 вместо 100 год назад.

Редакторами «Набата» в 1920-е гг. являлись Ф. Филатов, Я. Крузе, Н. Белов, В. Гришанин, А. Хайкин, С. Логвинский, В. Степанов, П. Левитт и др., редакция размещалась в так называемом «2-м Доме Советов» по адресу: ул. Советская, 46. Скромно выглядели номера тех лет: примитивный шрифт, вместо фотографий - редкие карандашные рисунки, написанные простым языком крошечные заметки... Но достаточно вчитаться в них, и мы ощутим «вкус и запах» того времени. Газета рассказывала о жизни с документальной точностью, «фотографировала» тревоги, заботы и волнения какого-либо отрезка времени.

Так, газета информировала, что в 1926 г. псковская промышленность выпустила продукции на 165% от довоенного уровня, а отдельные предприятия достигли еще больших результатов. Фабрика «Шпагат», например, производила до войны 28 тыс. пудов веревки, а в 1926 г. выпустила 62900 пудов. О новшествах в деревне постоянно писал «Псковский пахарь», не «забывая» при этом и о городе.

Например:

«Крестьяне д. Агафоново Новоржевского уезда разместили в бывшей часовне молочный завод. Теперь вместо икон стоят сепараторы» (Псковский пахарь. 14 мая 1926 г.).

«Псковский завод «Металлист» каждые четыре минуты выпускает плуг» (Псковский пахарь. 19 июня 1925 г.). «В Псков прибыл гусеничный трактор-танк в 50 л.с, построенный Харьковским паровозостроительным заводом «Коммуна». Этот тип трактора получил 1-й приз на Всероссийском тракторном пробеге. С помощью его будет производиться ремонт на псковских дорогах. Стоит он 12 тыс. руб.» (Псковский пахарь. 12 марта 1926 г).

Но газеты писали не только об успехах, достижениях, «новшествах», но и о том, что вызывало осуждение редакции и сожаление простых Людей, изложенное словами рабселькоров:

«В поселке Бежаницы Новоржевского уезда расположены два бывших имения помещиков Философских - Богдановское и Усадище. Первое примечательно своим 300-летним старинным парком, целебными прудами (вода с большим содержанием железа). И этот парк уничтожается самым хищническим образом. В нынешнюю зиму свалено деревенскими и хуторянами более 300 пней 100-200-летних великанов - елей, сосен, буков, альпийских пихт. Округа вся безлесная, для населения этот парк является единственным местом отдыха и убежища в летнюю жару. Кроме того, такой заповедник в 20 десятин представляет большую ценность как лесной массив, но за ним нет присмотра. Уничтожена внутри парка полностью липовая аллея, сожжено около 10 декоративных елей в еловой аллее к озеру. Хулиганами разрушена запруда у большого пруда, и вода уходит в болото. Мелеет пруд, и жители лишаются купания в целебной воде. Уничтожается березовая аллея по дороге к имению, по которой в свое время любил гулять Пушкин и отдыхать на каменном диване. Почти такая же картина в Усадище, особенно жаль стильного дома - он отведен под учпункт допризывников, и надзора за ним нет» (Псковский набат. 7 мая 1927 г.).

«В погосте Дубки Володарской волости Островского уезда и по окрестным деревням разнесся слух, что вместо умершего 22 года назад Неклюдова, которого якобы вывел Л. Н. Толстой в своем «Воскресении», в погосте, в могильном склепе похоронена восковая фигура. Проверить надо. И вот по приговору сельского схода граждане приступили к вскрытию гроба. В гробу увидели потемневший скелет человека, весь покрытый тонким слоем сотлевшей одежды; на нижних конечностях - ботинки, с боков скелета справа и слева небольшие подушки. Все присутствующие убедились, что похоронена была не восковая фигура. Многие из крестьян вспомнили недобрым словом покойного барина - тирана и бабника» (Псковский набат. 28 сентября 1926 г.).

«В бывшем имении Корсакова Горка Солецкой волости Порховского уезда разрушаются два дома - каменный идеревянный. Третий год они стоят без крыш. Население, видя, что дома беспризорны и никто о них не заботится, начало постепенно растаскивать бревна, железо, кирпич. Сторож домов и сам частенько готов поживиться этими домами. Солецкий волисполком беззаботно к этому относится» (Псковский пахарь. 1925. № 34 (130).

«В бывшем имении Зубки Селезневской волости Себежского уезда гниют, разваливаются и расхищаются постройки. Потолки разбираются, растаскиваются на дрова. Арендаторам сада часть построек пригодилась на дрова» (Псковский пахарь. 15 октября 1926 г.).

Таких и аналогичных им заметок в газетах публиковалось множество, но гораздо больше писалось о другом. Так, часто можно было встретить сообщения: «Сегодня начинается «железная неделя», рассказывающие о сборе металлолома, регулярными были информации о рабочем изобретательстве, деятельность рабочих коллективов регулярно отражалась в разделе «Рабочая жизнь». И все же, поскольку край был преимущественно сельскохозяйственным, наибольшее место в газете занимала информация о деревне. В ноябре 1929 г., например, в статье «Слушай, крестьянин!» говорилось, что «рабочие завода «Металлист» дали сельскому хозяйству сверх плана 1 тыс. веялок, более 6 тыс. плугов и др. инвентаря. Как при такой информации действовать крестьянину?» В том же 1929 г. газета рассказала о необычном поступке одного домохозяина: «В селении Белое Середкин-ского района крестьянин демонстрировал свою готовность к весеннему севу и мероприятия в борьбе за урожайность. На митинг пришел обоз крестьян с сельскохозяйственными машинами, в числе которых была и соха. После выступления агронома, говорившего о поднятии урожайности, крестьянин взял топор, разбил соху и зажег, обращаясь к домохозяевам с призывом вводить технику в сельское хозяйство».

 

Страница: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - К списку статей -

 

Наверх