Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

 

Нашествие шведского короля Густава Адольфа на Псков.

В 1615 году Июня 28 числа 300 человек отборных Шведов из Гдова подъехали тайно для проведования ко Пскову и отогнали было Псковские стада. Псковичи однако ж, нагнав их, побили и 40 человек живых взяли. Но Июля 30, в Воскресенье, рано на рассвете из-за озера явился неожиданно Шведский Король Густав Адольф с 16 тысячами своих войск и Украинских Черкас и занял Снетогорский Монастырь, коего Монахи успели только при самом приближении его дать весть Пскову, а сами вывезти туда же Иконы, книги и ризницу. Расположась там главною квартирою, Король имел намерение взятием города сего заставить Царя Михаила Федоровича заключить с ним выгоднейший для себя мир и получить вознаграждение. Псковичи, узнав о сем нашествии, в тот же день вышли противу Шведов и за городом дали жаркое сражение, в котором из пищали прострелен в голову Шведский Генерал Евергард Горн. После сего заперлись они в городе, а Шведы разорили пока окрестности, забирали многих в полон и приуготовлялись к осаде. Сперва хотели они взять город обманом и в одну ночь подослали свой отряд, который, подшедши ко Взвозским воротам, обманул стражу, назвавшись Русскими, бегущими от неприятеля, и в то же время, прибив к помянутым воротам начиненную порохом петарду, зажег оную, а вслед затем выломил их. В пролом сей устремилось несколько человек по городу и добежали уже до улицы Званицы. Но стражи сделали тревогу, и стекшиеся граждане тотчас выгнали вбежавших неприятелей. После сей неудачи Король начал открытый приступ и 15 Августа, приближась к Варлаамским воротам, под самыми стенами отправил по своему обряду Богомоление с музыкою, начал копать рвы вдоль и поперек по полю, ограждая их плетнями, надолбами, железными цепями, дворами и башнями, устроил малые и большие из дерну батареи числом до десяти, повел многие подкопы и навел два моста чрез Великую-реку. Все сие приуготовив, на третий день открыл он от Варлаамовских ворот, а из Завеличья от Ивановского Монастыря и от Ильинской Церкви, с трех сторон вдоль и поперек по стене и на Варлаамовский угол стрельбу из 15 пушек и, продолжая оную с рассвета до вечера, сбил наугольную башню до половины, а стену до земли. Сверх того бросил он в город 700 бомб и бесчисленное множество каленых ядер. Такую стрельбу продолжал он еще и в следующие дни, но ничего не успел. Наипаче старался он разбить ядрами Варлаамскую Церковь, из главы коей казалось войску его, сильная была и на них стрельба, многих в полках их храбрейших побивавшая.

Граждане с своей стороны ежедневно также вылазками беспокоили их, а усиливавшихся взойти на стены сталкивали копьями. Наконец 9 Октября Шведы сделали самый сильнейший приступ от Варлаамской Церкви, продолжая стрельбу из Завеличья от Ильинской и Иоаннопредтеченской Церкви и по Великой-реке с плотов противу нижней решетки Псковы-реки; а в проломы стреляли ядрами на цепях, дабы не выпускать за стены граждан. Такая осада продолжалась от восхождения солнца до самого позднего вечера. Граждане отбивали их со стен и ручным оружием, и кипящею сваренною с калом водою, и бревнами, и стрельбою, и каменьями, и другими снарядами. После полудни Шведы взошли было уже на стену и, заняв угольную Варлаамовскую башню, затрубили в трубы, ударили в барабаны и пустили уже отряды свои в город, дабы смутить граждан. Но они, немедленно подложив пороху в погреб под башню, взорвали всех находившихся в оной и разметали их в реку и по сторонам, а вошедших уже в город выгнали. Потом, пользуясь замешательством неприятелей, сами вышли за стены, погнали их в поле, так что не успели увезти с собою и артиллерии своей до самой ночи. Во все сие время продолжалось Богомоление от Духовенства в паперти Варлаамской и в Соборной Троицкой Церкви; а от Иконы Богородицы, принесенной из Завеличья с другими многими в Петропавловскую Церковь, по сказанию Псковской Летописи, слышан был глас, обещавший защиту граду. Бывшие пленными у Шведов и возвратившиеся сказывали, что они видели по полкам Шведским грозно разъезжающих и устрашающих неприятеля Благоверных Князей Гавриила и Тимофея. Были и другие благочестивым людям в городе явления. Напоследок кроме многих граждан, побиенных на вылазках и взятых в плен, вся осада сия для Шведов была безуспешна, хотя они с начала и похвалились в три часа, потом в три дни взять город. Даже Церкви Варлаамовская и Троицкая Соборная, на которые они направляли свои выстрелы, остались целы. Между тем, поелику наступала зима, неприятельские ж ратники от недостатка пропитания начали разбегаться и переходили уже к осажденным от голода; при том слух пронесся, что идут из Москвы к городу вспомогательные войска, то Король 17 Октября снял осаду и чрез десять дней удалился опять к Нарве в Естляндские свои Области, из коих вышел. Таким образом, Псковичи без всякой помощи сами отразили неприятеля. Ибо хотя по просьбе их чрез посыльных в Москву посланы были заблаговременно к ним от Царя Воеводы с Казаками, но они во всю осаду простояли в Опочке и пришли уже по отступлении Шведов. Псковская Летопись говорит, что некоторые охочие Казаки Подмосковные, слыша об осаде Пскова, сами просились туда на помощь, но Бояре де, конечно, боясь их измены, заманили лучших из них в Москву, а остальных разогнали. Всех побиенных в сию осаду граждан своих Псковичи, собрав тела, с честию погребли у Троицкого Собора и записали для поминовения в Церковный Синодик, а потом приносили во Псков Печерскую Икону Божия Матери для всеобщего благодарственного моления.

Сим, однако ж, не кончились еще умыслы от Шведов. Ибо в следующее лето 11 Августа приплыли они опять к устью Великой-реки с озера и поставили там на горе Крепость близ Николаевской Церкви, в намерении беспокоить оттуда набегами Псковские окрестности и препятствовать подвозу припасов ко Пскову. Но Псковичи следующего 10 Декабря 1616 года, напав на сию Крепость врасплох, взяли ее со всеми орудиями, а засадных Шведов выпустили. Наконец все сии опасности окончились заключенным между Швециею и Россиею в Тихвинской деревне Столбове мирным трактатом 27 Февраля 1617 года. После чего Шведы вышли из Новгорода, Порхова и прочих северных Новгородских и Псковских городов. Но им уступлена вся Ингрия с Ивангородом, Ямбургом, Копорьем и Кексгольмом. А в следующую осень под Москвою постановлено и с Польшею перемирие на 14 лет, и Декабря 1 следующего 1619 г. утверждено мирным трактатом с уступкою и ей 12 городов Северских и Себежа из числа Псковских. По трактату со Шведами Псковичи опять отдалены стали от приморских пристаней; а Русским купцам, находившимся в уступленных городах, положен срок выхода в Россию с тем, чтобы после срока уже не принимать их, а отдавать назад Шведам. Шведским же подданным и купцам дозволено содержать как во Пскове, так и в других Российских городах свои торговые дворы, но для Богослужений не иметь особой Церкви, а отправлять оное в своих только домах. Шведы хотели еще присвоить себе Псковской город Гдов, который и после заключения мира долго удерживали, однако ж в 1622 году оный возвратили.

 

Наверх