Древний город Псков
903 - 2017 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 

 
 

Мятежи во Пскове во время самозванцев. (страница 3)

 

Между тем по низложении Царя Василъя Ивановича Шуйского Бояре Московские, вступившие в управление Государством, общим советом 17 Августа 1610 года избрали на Российский Престол Владислава, сына Польского Короля Сигисмунда III, которому в Москве, в Новгороде и в Торопце дали уже и присягу, а Псковичам о том прислана была от Патриарха Ермогена и Московских Бояр Грамота, чтобы они последовали их примеру. Но Псковичи не согласились целовать Креста Владиславу и крепко стояли за Тушинского самозванца, не отрицаясь и союза с Литовскими Воеводами, которые, однако ж, не щадили самых сих союзников своих и, возвращаясь из-под Ивангорода мимо Пскова, сперва поссорились, потом кровопролитно подрались между собою, и корпус Лисовского с Лифляндцами и Литвою отошел к Острову, а Просовецкого стал в двадцати верстах от Пскова, но оба около четырех лет отрядами своими гнездились во Псковских Пригородах и разоряли их; а сообщник их Воевода Григорий Валцев, набрав Литвы и Русских детей Боярских, в самое Рождество Христово напал нечаянно на Великие Луки и выжег, а людей множество перебил. В ту же зиму 1611 года Новгородцы со Шведами ходили на Печеры и ночью, идучи мимо Пскова, выжгли Запсковье. Вскоре после них по Рождестве Христове Воевода Лисовский с Литовскими и Лифляндскими войсками тайно подошел оврагами меж гор под Печеры, взял острог и торговые лавки, награбил много богатства и набрал пленных, но Крепости взять не мог и пошел к Изборску, где встречен был вышедшими для отбою его Псковскими ратными и, сразясь, но не одолев, поворотил на Остров и Опочку, а остановясь на Воронече, делал набеги на разные Волости по Псковщине. Последнего Марта 10 ночью во время звону к утреннему пению Литовский отряд Хотьковского Воеводы, нечаянно подступивши также к Печерскому Монастырю, выбил ворота и около 5 часов занимал всю Крепость и город. Псковичи, услышав о том, послали туда в защиту 300 вольных людей с 2 Атаманами; но уже поздно, и они там не застали Поляков. Затем Марта 17 в самое Вербное Воскресение пришел в Печеры сам Хотьковский с великою артиллериею, стоял 5 недель и два дни; сделал 7 приступов к Крепости, разбил башни и стены и, награбив по окрестностям запасов, пошел под Москву к Литве своей. К сему несчастию Псковской Области присовокупилось и еще новое. Один самозванец из Москвы, бывший Яузский Диакон именем Исидор, забежавши в Новгород, назвал себя Димитрием Царевичем; и поелику Новгородцы его не признали, то он Марта 23 прибежал в Ивангород и, обманув Ивангородцев, Гдовлян, Ямбургцев и Копорцев, набрал себе великую толпу народного войска, завел переговоры о союзе со Шведским Королем, хотя и безуспешно, а потом готовился идти под Псков. Устрашенные со всех сторон Псковичи тогда отправили в Москву из всех Пригородов своих челобитчиков к Князю Димитрию Трубецкому и Ивану Заруцкому, начальствовавшим Русскими войскамм, и доносили, что Лисовский с Лифляндцами, г. Хотьковский с Литовцами стоят под Печорами; что Новгородцы со Шведами почти не выходят из Псковских Волостей; что самозванец снаряжается на осаду Пскова; что многие напасти отовсюду сходятся, а помощи ниоткуда нет. Но посланные привезли уже Июля 4 из Москвы Псковичам одни только Грамоты от Воевод Прокопъя Ляпунова и Ивана За-руцкого. А до того времени еще в Апреле месяце Псковские Казаки вызвались идти будто бы на Лисовского, но ушли в Ивангород к самозванцу, который в Июне послал их наперед ко Пскову, и они, прибывши в ожидании самого его, заняли квартиру в Снето-горском Монастыре; а он Июля 8 двинулся из Ивангорода со всеми своими силами ко Псковским Волостям и всюду отгонял скот.

Июля 16 пришел он под самый Псков, осадил его, взял и всех привел себе к присяге. В то же самое время Шведский Генерал Пон-тус де-ла Гарди, намереваясь воспользоваться несчастиями, терзающими всю Россию, напал также неприятельски на Новгород и 12 Июля того ж 1611 года, заняв город, предложил гражданам избрать себе на княжение одного из Шведских Принцев, детей Короля Карла IX. Предложение сие по неволе было принято, и Новгородцы послали к Шведскому Королю поверенных с просьбою об отпуске которого-нибудь из двух сыновей его, а притом отправлены были по настоянию де-ла Гарди из Новгорода послы и в Москву к Боярам для соглашения и их к принятию Шведского Принца. Но оттуда ничего решительного не получено. Ибо Москва боролась еще с Польскими и Литовскими войсками, уже занявшими ее. А в Швецию Новгородские поверенные пришли уже по кончине Короля Карла IX, Престол коего наследовал старший сын его Густав Адольф. По сему оставалось Новгородцам принять к себе меньшего его брата Карла Филиппа. Но исполнение сего по разным с обеих сторон обстоятельствам долго длилось. Между тем Шведский Генерал в обеспечение своих договоров занял своими войсками все северные Новгородские и Псковские города, Кексгольм, Тихвин, Копорье, Ямбург, Ивангород и Гдов и везде посадил своих правителей с войсками. Псковский самозванец, с своей стороны, ревнуя как бы о своих правах, послал с Казачьим Атаманом Герасимом Поповым и с другими в Москву и под Троицкий Сергиев Монастырь к стоявшим там Русским войскам Грамоты с объявлением себя истинным Димитрием Царевичем и с требованием от всех присяги. Под Москвою бывшие Воеводы и Казаки, не обдумавшись или надеясь и от сего самозванца какой-нибудь помощи на Поляков, тотчас дали присягу и отправили к нему ответных послов Ивана Глазуна-Плещеева и Казарина Бегичева, которые, прибывши во Псков, провозгласили его истинным Царевичем Димитрием и Государем Калужским. Ибо тогда Калуга была гнездом Тушинского самозванца. Но изменившим Воеводам трудно было уговорить к тому же Дворян, которые, видя их безрассудство, разбежались даже из Русского войска, стоявшего под Москвою, а в Троицком Монастыре Архимандрит Дионисий и Келарь Авраамий Палщын Грамоту самозванцеву изорвали и в присяге вовсе отказали. Несмотря на сие, самозванец, услышав, что Шведы заняли Псковские северные города, выступил Августа 23 с войском ко Гдову и Ивангороду и взял оные, но Польским и Литовским войскам оставил в добычу все южные Псковские города, из коих Красный город тогда же взят Воеводою Лисовским. Может быть, сей Воевода сделал бы больше, когда бы Лифляндцы, бывшие в его корпусе, не отошли от него и не возвратились за границу. Как скоро Шведы с Новгородскими и Псковскими детьми Боярскими узнали о выезде самозванца из Пскова, то пришли под оный Августа 31 в числе 4500 человек своего и Русского войска под предводительством Евер-гарда Горна, Шведского полководца, и осадили жителей. 8 Сентября 1612 года выбили они Взвозские на Великую-реку ворота, но в город не допущены. Простояв под Псковом всего 5 недель, они Октября 7 отошли под Гдов, где тогда находился самозванец. В сие время из Москвы прибыли Воеводы Никита Хвостов, Михайло Милославский и Псковские посыланные опять туда челобитчики с Грамотами от Заруцкого и Трубецкого; но также без всякой помощи. Декабря 4 прибежал из Гдова обратно во Псков и самозванец, прокравшися сквозь Шведское войско; а вскоре за ним пришел под Псков Литовский Воевода Лисовский и разорил Стрелецкую слободу за Мирожею, но города взять не мог, вероятно потому, что не имел с собою достаточного войска, надеясь и малым одолеть Псковичей; а в то же время сорок тысяч Литовцев стояли под Себежем. И так отступив, занял он только Пригород Заволочье. Апреля 11 пришел из Москвы ко Пскову с Казаками для осмотру Воевода Иван Плещеев и Мая 10 послал Козаков под Порхов для сторожи от Новгородцев, продолжавших набегать на Псковские Волости. Может быть, он принес весть о сомнении Московских Бояр и войск в рассуждении Псковского самозванца. Ибо за сим вскоре сами Псковичи, признавши свою ошибку, раскаялись в данной самозванцу присяге, а он, заметив перемену в них, 18 Мая со Псковским Воеводою Князем Иваном Федоровичем Хованским выбежал было из города, но 20 числа пойман и по приводе во Псков заключен под стражу, а 30 числа повезен в Москву, где и казнен. Сообщники ж его рассажены по Псковским тюрьмам впредь до Указа.

 

:: Страницы: - 1 - | - 2 - | - 3 - | - 4 - | - Назад на страницу «Очерки средневековой истории Пскова» -

Наверх