Древний город Псков
903 - 2018 годы
 
Маршрут № 1
Кремль. Довмонтов город

Маршрут № 2
Проходит по центру города

Маршрут № 3
Проходит по местам воинской славы средневековья и ВОВ
Маршрут № 4
Проходит по центральной части Пскова и улице Гоголя.

Маршрут № 5
Проходит по Октябрьскому проспекту - центральной магистрали Пскова.
Маршрут № 6
Проходит по территории Запсковья: улицам Леона Поземского, А.И.Герцена.

Маршрут № 7
Проходит по району Завеличья
 

 



Александр Туголуков: «Мы обсуждали слияние с «Трансаэро»

Теперь, когда сделка по покупке «Трансаэро» группой «Аэрофлот» сорвалась, «Библио Глобус» ведет переговоры с «Аэрофлотом» о судьбе ранее перечисленных авансов «Трансаэро» и дальнейшей перевозке десятков тысяч своих туристов. «Библио Глобус» — отраслеобразующий туроператор: если он обанкротится, вслед за ним разорится порядка 10 тыс. его партнеров-агентов, указывали на прошлой неделе в открытом письме правительству отраслевые объединения розничных продавцов туров. Что ждет туристов, глава «Библио Глобуса» Александр Туголуков рассказал в интервью РБК.

— Как вы сами оцениваете шансы того, что «Библио Глобус» выстоит и продолжит свою работу на туристическом рынке?

— Скажу предельно искренне, нисколько не играясь: несмотря на то что действительно объем денежных средств в авиакомпанию [«Трансаэро»] проавансирован достаточно существенный, в случае, если нам не удастся выбрать этот объем, это никак не отразится ни на наших клиентах, ни на наших партнерах за рубежом и в России.

— Какой аванс был перечислен?

— На конец августа это было порядка 8 млрд руб. Нужно рассказать предысторию. Что происходило в наших взаимоотношениях с «Трансаэро» в текущем сезоне? У «Трансаэро» был достаточно сложный зимний сезон [2014–2015 года]. Спрос на туристическом рынке и на рынке авиаперевозки в целом существенно упал — из-за девальвации рубля, и из-за ограничений на выезд определенных категорий граждан. Мы в посленовогодний период в существенной степени сократили объем перевозок.

— Это была ваша собственная инициатива?

— Да. Мы обратились в «Трансаэро» с просьбой пересмотреть действующее соглашение с учетом изменений на рынке. И они были одобрены со стороны руководства авиакомпании. Она действительно сократила нам объемы.

— Какие-то еще изменения в это соглашение вносились? Потому что это произошло сразу после того, как «Трансаэро» в декабре 2014 года попросила госгарантии.

— Нет. Мы отталкивались от той ситуации, которая была на туррынке. Мы понимали, что недельный объем выезда по тому или иному направлению надо сокращать, с тем чтобы мы не несли убытков. Для нас это принципиальная вещь. Нам всегда было важно ни в коем случае не переходить вот эту черту, за которой крайне сложно контролировать ситуацию. Это нам удавалось на протяжении всех этих лет, даже при том, что за эти пять последних лет мы выросли в 10–11 раз.

— Но это, получается, усугубило положение «Трансаэро». Емкости освободились, которые на упавшем рынке нечем заполнить.

— У них была сложная ситуация зимой. Спасибо, что в этот период им была оказана господдержка. Далее перевозчик нуждался в летний период в сохранении объемов перевозки по отношению к лету 2014 года. Прекрасно понимая, что зарубежные рынки так или иначе должны быть скорректированы, мы активнейшим образом начали заниматься российскими курортами — Краснодарского края и Крыма. И то, что нам удалось сделать, я считаю это существенным нашим достижением. Мы смогли выйти на объем программы перевозки в людях, в пассажирах, практически сохранив ее в том же объеме, как и в прошлом году. Зарубежье мы сократили, при этом Россия выросла. У нас ее до этого практически не было, а тут мы вышли на объемы в несколько сотен тысяч клиентов. В результате на 31 августа мы получили рост числа клиентов на 5,5% по отношению к 2014 году.

Далее в июле прошла информация о том, что у «Трансаэро» начались сложности: в частности, «Роснефть» может остановить заправку бортов авиакомпании в ряде аэропортов за долги. Авиакомпания обращалась к нам постоянно с просьбой о дополнительном авансировании. Мы понимали: в июле и августе у компании максимальный объем платежей, потому что максимальный объем перевозки. В сентябре эти объемы резко снижаются, и там авиакомпания может поддержать платежи своей розницей. Соответственно, в июле нами фактически была полностью проавансирована вся перевозка по нашим договоренностям по летнему сезону, то есть до конца октября. И, раз перевозчику нужны были денежные средства, мы, с тем чтобы аргументировать дополнительные платежи и быть в этом смысле каким-то образом защищенными, начали формировать контрактинг на ноябрь и декабрь. Нам удалось сформировать договоренности по перевозке по маршрутам Москва — Хургада, Москва — Шарм-эль-Шейх, Москва — Пунта-Кана. У нас были договоренности также относительно стоимости и объема перевозок в Таиланд, Индию, Шри-Ланку, Вьетнам, ОАЭ, на Кипр и еще другие направления. Мы продолжали авансирование. По сути, до конца августа.

Что мы предприняли у себя, наблюдая за тем, что происходит с «Трансаэро»? У нас есть система автоматической тарификации путевок, есть динамическая система (она более агрессивная) и есть статическая. Мы выставили на глубину статику по зимним направлениям, с тем чтобы не набирать активно объем. Разница в спросе между динамикой и статикой различается в разы, потому что рынок очень чувствительный. Разница в 5–10 долларов по стоимости пакета может быть решающей, а по России и 200 рублей могут быть решающими при выборе тура. Таким образом, мы приостановили процесс набора клиентов и отлетали сентябрь. Спасибо, что в тот момент «Аэрофлот» взял на себя управленческие функции.

— Вы говорили 1 сентября, что продажа 75% «Трансаэро» за символический рубль «Аэрофлоту» — наилучший из сценариев.

— Когда мы принимали решение по авансированию, мы брали в расчет то, что государство оказало поддержку авиакомпании. Если оно это сделало — значит, государство заинтересовано в работе этого перевозчика. Оно не может оказывать финансовую поддержку и отказываться от проектов.

— С трудом верится, что, просчитывая все риски, вы надеялись только на господдержку.

— Этот фактор не надо сбрасывать, он очень важен в принятии решений. Максимальный объем перевозки «Трансаэро» и нашей доли в ней приходились на июль и август. И я не мог допустить мысли, что компания остановится в июле и августе, потому что с таким количеством людей справиться было бы невозможно. Поэтому мы авансировали, понимая, что там дальше, в сентябре и октябре, они своими оборотными средствами справятся: поток спадет в разы. Здесь им надо заплатить за топливо, действительно рейсов много, топливо течет рекой, огромное количество платежей в аэропорты. Нужно было пережить этот период, я четко это осознавал. И денежные средства выбирались именно в июле и августе очень активно, то есть нам нужно было пережить июль и август, с тем чтобы в сентябре это начало работать уже без нашего активного участия — вот чего хотели мы.

-  Что происходило с наступлением осени?

— Мы делали заявление в начале октября об оставшемся объеме авансирования и количестве пассажиров на рейсах [4,5 млрд руб. и около 200 тыс. человек] не для того, чтобы каким-то образом шантажировать. Просто в тот момент времени стало известно, что сделка между «Аэрофлотом» и «Трансаэро» не состоялась. Для нас это означало то, что в этот момент «Аэрофлот», если он не покупает этого перевозчика, может функционал, связанный с дальнейшим финансированием и управлением «Трансаэро», просто упразднить, отказаться от него. Имеет на это полное право. Поэтому мы выдали эту информацию в эфир: есть еще кредитор в лице «Библио Глобуса», и этот кредитор привлекал денежные средства у туристов.

Что происходило далее? 2 октября мы сделали рассылку своим ведущим партнерам — крупнейшим агентским сетям — и предложили им осуществлять предварительное бронирование туров. Эти партнеры дают 90% объема наших продаж. Мы предложили им осуществлять предварительное бронирование туров без оплаты и оплату осуществлять в наш адрес лишь после оказания услуги, когда рейс состоялся, люди заселились и уже отдыхают. Мы это сделали для того, чтобы обезопасить всех.

— Получается, взяли финансовые риски на себя?

— Обезопасить клиента — это же самое важное. Потому что, если ты свои действия не соизмеряешь с ситуацией, ты ведешь себя безответственно. Когда мы понимали, что эта лодка качается, зачем же нам набирать деньги непонятно за что. Поэтому только предварительное бронирование без оплаты.

В результате мы и риски снизили, и потихоньку за эти прошедшие две недели всех людей вывезли. Спасибо еще раз менеджменту «Аэрофлота». Основная масса наших клиентов, около 90%, покидают курорты, возвращаются домой до 24 октября. На текущий момент времени у нас остается лишь несколько тысяч человек с выписанными вперед билетами, и большинство из них купили туры в Хургаду, Шарм-эль-Шейх и Пунта-Кану, то есть это те маршруты, которые одобрены «Аэрофлотом». Он официально подтвердил, что выделяет три воздушных судна типа Boeing 777 для осуществления этой перевозки.

Источник: www.atorus.ru
Дата публикации: 16.10.2015


Наверх